ФНС России обобщила правоприменительную практику по спорам связанным с применением концепции лица, имеющего фактическое право на доход (бенефициарного собственника)

Письмо ФНС России от 28.04.2018 № СА-4-9/8285@.         

 

В качестве универсального инструмента по борьбе со злоупотреблениями применяется концепция "лица, имеющего фактическое право на доход (бенефициарного собственника)". Данная концепция основана на недопустимости предоставления освобождения от уплаты налога у источника выплаты дохода в случае, когда получающий доход резидент другого государства выступает в качестве подставного лица для другого субъекта, который фактически является бенефициаром рассматриваемого дохода.

Применение налоговых преференций признается неправомерным, когда совокупность сделок (операций) позволяет сделать вывод о том, что основной их целью было выведение полученного дохода из-под налогообложения и формальное совершение операций в целях использования преимуществ по международному соглашению.

В обзоре отмечено, что налогоплательщики должны обосновывать необходимость совершения сделок (операций) в определенной форме, вовлечение иностранных компаний в структуру бизнеса и сделок (операций), а также предоставлять доказательства разумности сделанного выбора и обоснованности предпринимательского риска. В нем так же приведены конкретные примеры рассмотрения налоговых споров, когда, в частности, в связи с недоказанностью налогоплательщиком объективной необходимости совершения сделок через иностранную компанию - участника международного соглашения, последовательно совершенные сделки по увеличению уставного капитала, приобретению контролирующим лицом кипрской компании, смене акционеров и переводу активов российской организации под руководство компаний, находящихся в оффшорных юрисдикциях, были признаны не соответствующими принципам делового оборота, не служащими целям расширения рынка сбыта и (или) самого бизнеса, носящими искусственный характер и имеющими своей целью вывод активов российской компании из-под налогообложения.

Сообщается  о том, что в практике сформировались новые подходы к перечню критериев, свидетельствующих о кондуитности компании (используемой для передачи дохода фактическому владельцу). Помимо анализа имеющихся у такой компании материальных, нематериальных, трудовых ресурсов, исследования денежных потоков с точки зрения "транзитности" платежей и полномочий по самостоятельному распоряжению судьбой полученного дохода, особое внимание уделяется оценке ее финансово-хозяйственной деятельности, характера такой деятельности. Неведение иностранной компанией предпринимательской деятельности является одним из признаков технического характера такой компании. При этом обращено внимание на то, что деятельность, осуществляемая только в виде инвестиций и финансирования компаний группы (холдинга) или взаимозависимых, аффилированных компаний, не свидетельствует об осуществлении самостоятельной предпринимательской деятельности. Обстоятельствами, указывающими на то, что иностранная компания не осуществляет самостоятельную предпринимательскую деятельность, могут являться отсутствие существенных финансовых и коммерческих рисков, а также расходов, характерных для нормальной хозяйственной деятельности (либо их объем является незначительным и компания несет только административные расходы, обусловленные формальным выполнением требований страны инкорпорации).

Подводя итоги, ФНС России сделан следующий вывод: иностранная компания признается технической, обладающей признаками "кондуитности" в случае, если:

деятельность иностранной компании не имеет признаков отдельной части бизнеса (бизнес-цели), не сопряжена с финансовыми и иными рисками, нормальными для предпринимательской деятельности;

какие-либо операции, обуславливающие хозяйственную деятельность, отсутствуют, а платежи обладают "транзитным" характером;

компания не получает выгоды от распоряжения (использования) дохода;

сотрудники компании фактически не осуществляют функций контроля и управления.

Также обращено внимание на отсутствие необходимости налоговым органом определять конечного получателя дохода и применять ставку страны - резидентства фактического бенефициара. Для отказа в применении льгот по международному соглашению налоговому органу достаточно доказать, что непосредственный получатель дохода не является его фактическим получателем

Поделиться: